Modigliani Amedeo (Амедео Модильяни)

Амедео Клементе Модильяни родился в Ливорно, Италия, 12 июля 1884 года. Его родители были евреи -«менялы», которые жили в трудные времена, им приходилось поднимать Модильяни и его троих старших братьев и сестер в ужасных условиях. Болезненным ребенком, Модильяни учили дома, в первую очередь его мать, которая преподает ему литературу, философию и искусство. В 1898 году, после того как он оправился от приступа, его настигают частые приступы плохого самочувствия, мать устроила его учиться живописи у местного мастера Гульельмо Микели, который ввел Модильяни в основы классического искусства. Молодой студент проявил огромный талант, Микели часто отзывался о нем восхищенно, называя его “Супермен”.
К сожалению, в 1900 году, учеба Модильяни была прервана, из-за туберкулеза, и мать увезла его в Южною Италию, чтобы восстановить здоровье. Хотя он был слишком слабым, чтобы работать, Модильяни продолжил свое художественное образование посещая многие музеи Рима и Неаполя. В следующем году его здоровье улучшилось и он смог переехать во Флоренцию, чтобы изучать рисунок. В 1903 году переехал в Венецию, где был зачислен в Reale Istituto di Belle Art. В Венеции, таланты Модильяни как художника продолжают расти.
В 1906 году Модильяни уехал из Италии в Париж, который был тогда процветающим центром Европейского Авангарда. Он учился в Академии Коларосси и поселился в коммуне художников в части Монмартра. Он лихорадочно погрузился в свою работу, которая к этому времени показала влияние французских художников, таких как Анри де Тулуз-Лотрек и Поль Сезанн. Его стали ассоциировать с другими художниками, в том числе Пабло Пикассо, Хуаном Грисом и поэтом Максом Якобом, который превратил то, что когда-то было более традиционным художественным стилем в слияние многих и в конечном итоге превратилось во что-то смелое и уникальное. Отвергая больше, чем артистическую конвенцию, он также упорствовал в своем саморазрушительном употреблении наркотиков и алкоголя при этом ввязываясь во многочисленные любовные романы.
Но, несмотря на его плодовитый выход, ни выставка галереи 1906 года, ни включение нескольких его картин, в том числе «Иудейка» в Салоне дебютантов 1908 года, не вызвали широкого интереса к работе Модильяни, и часто нищета заставляла обменивать его картины на предметы первой необходимости. Тем не менее, его спасало от полной нищеты постоянное покровительство молодого врача по имени Поль Александр, который появляется в нескольких портретах Модильяни в этот период. В 1909 году, перспективы Модильяни были дополнительно подкреплены его работой со скульптором Константином Бранкузи. Влияние Бранкузи можно увидеть в скульптурах Модильяни африканского стиля, которые выставлялись в Салоне Д’Арнне в 1912 году, удлиненные каменные головы, теперь считаются одной из его самых важных работ
Начало мировой войны в 1914 году ознаменовало начало очередного трудного периода для Модильяни, вечно плохое состояние здоровья усугубляется его дальнейшим злоупотреблением алкоголя и бурной романтической жизнью. Однако, он создал большую часть своих лучших работ за это время. Неся смелые линии и геометрические абстракции, Модильяни вернулся к рисованию портретов в которых изображались люди из его окрестностей, женщины, которые прошли через его жизнь, и его многочисленные друзья среди парижских художественных сообществ — он рисовал жирными линиями, но простые и маскирующие лица, которые были одновременно плоскими и вызывающими воспоминания.
Во время войны, Модильяни создал более чем 30 картин с обнаженными женщинами в своем новом и неповторимом стиле. В конце 1917 года Берта Вайль включила их в свою галерею в качестве единственной персональной выставки Модильяни. Тем не менее, у Модильяни было мало времени, чтобы ликовать в свою честь, так как полиция задержала выставку и закрыла ее из-за «непристойности» в день ее открытия.
В 1918 году, когда немецкая армия все ближе приближалась к Парижу, и здоровье Модильяни продолжало ухудшаться, он искал прибежища в Ницце с молодой ученицей-искусствоведом по имени Жанна Эбутерн. Их дочь, Жанна, родилась в ноябре. Работа Модильяни из этого периода, в котором часто встречается Эбутерн, показывает более яркую палитру и более мягкие линии, возможно, отражая его более спокойное настроение.
Но спокойствие Модильяни, было бы недолгим. Из-за его ухудшающегося здоровья, он вернулся в Париж в 1919 году, где и оставил этот мир.
Жан Кокто назвал молодого художника «наш аристократ», имея в виду его самого и его искусство. «Рисунок Модильяни отмечен высшим изяществом, среди нас он аристократ. Его линия, часто едва различимая, почти призрачная, никогда не ломается. Она обходит препятствия с гибкостью сиамской кошки».
Модильяни был близок новейшим художественным направлениям и стоял среди них особняком. Ни в одно из этих направлений он не вписался, ни с одним не отождествлял себя. Выходец из Ливорно хотел во что бы то ни стало научиться говорить на языке современной живописи, ради этого он и жил в Париже, чувствуя, что воздух этого города благодатен для его искусства в такой же степени, как губителен для его легких. У него есть ранние вещи, написанные в духе неоимпрессионизма и молодого Пикассо, есть несколько портретов, в которых особенно чувствуется влияние Сезанна. Явное влияние оказали на него фовизм и кубизм, осмысленный с помощью негритянских масок. Собственная манера Модильяни, после того как она окончательно выработалась, сохраняет следы различных воздействий, сознательно воспринятых.